Получить консультацию
Психотерапия с детьми.

Психотерапевтическая работа с детьми и подростками, пережившими жестокое обращение, направлено на возобновление доверия со стороны взрослых. Ведь именно взрослый человек нанес сокрушимый удар по самооценке, которую впоследствии травмировал. В то время, как родители, законные представители или лица их замещающие должны оберегать ребенка от опасностей, поддерживать  самые сложные периоды психологического взросления. И в тот момент, когда у ребенка сформировались доверительные взаимоотношения к миру и  безопасность к людям, ребенок никак не ожидает физического, сексуального или иного насилия в свой адрес в принципе, а особенно от родных людей. И когда такое насилие происходит, меняется психология ребенка. Восприятия, ощущения безопасности мира и людей рушится в один миг. Окружающие а особенно взрослые становятся небезопасными. В опыте и в сознании ребенка синхронизируется доверие равно внезапное насилие. В связи с этим терапевтическая работа должна строится прежде всего на формирования доверительных взаимоотношений и безопасности в терапевтическом поле. Формирование доверие заключается в том, что быть честным и откровенным с ребенком, чтобы слова и действия не противоречили друг другу. Эмоциональная безопасность в процессе терапии характеризуется тем чтобы не форсировать рассказ ребенка, не обесценивать не перебивать, а поддерживать его. Также к безопасности относится установление одного терапевтического кабинета, куда никто не может зайти в процессе сессии. Это даст возможность создать безопасную терапевтическую среду.

При работе с ребенком необходимо помнить, что психика неустойчивая и в тоже время пластичная при котором срабатывают психологические защиты, как вытеснение, диссоциация, регрессия, идеализация. Например, ребенок говорит о сексуальном насилии или о смерти родителей либо о том, что мать избивала каждый день до крови но при этом у ребенка не будут видны переживания, а лицо становится каменным, замирающим при рассказе, а иногда улыбающийся. Конечно здесь дессоциации, эмоциональное расщепление, когда нет мест переживаниям, когда эмоции невозможно вынести нет ресурсов для самостоятельного проживания случившегося. И тогда  ребенок анестезирует свои чувства, чтобы не испытывать случившейся вновь.  Это его способ защитить себя, и важно уважительно и с терпением отнестись к его защитам, не фрустрируя его больше, не подгоняя чтобы он все сразу рассказал. Если говорить в метафоре, путь к травме лежит через прохождение множество лабиринтов где можно потеряться, растеряться но и в итоге ребенок сам приведет вас к травматическим переживаниям. Важно идти за ребенком и не привнося своих фигур, ожиданий и директив. Как только у него сложится ощущение  ситуативной безопасности с вами он потихонечку будет выражать слезами свои переживания.  Порой для создание терапевтического альянса с ребенком уходит не мало времени, это может занять  два месяца а может и больше времени прежде чем он будет вам доверять. Зависит от уровня и тяжести жестокого обращения и последствия, которые повлияли на ребенка.

На первом этапе работы с ребенком, когда выстроилась прочная совместная коммуникация, когда ребенку безопасно в кабинете психолога, то работа продолжается  в глубь на выражения чувств, который ребенок удерживает в себе и поиск ресурсов. Ребенок должен чувствовать, что вы его не бросите, не обесцените, не нанесете физический или эмоциональной урон, как это было ранее у него в опыте. Здесь необходимо ни спеша и с осторожностью, аккуратностью и бережностью приближаться к ребенку. Так как самооценка у ребенка травмиривана он с одной стороны считает себя виноватым и плохим если с ним совершили такое «значит заслужил», а с другой стороны может испытывать злость и разочарование, которое не может выразить из-за установок, что злятся только плохие дети. И данная установка дополнительно усугубляет эмоциональное состояние «загоняя» ребенка в тупик. Для расшатывания интроектов(установок) необходимо поделиться собой и подмечать сильные стороны у ребенка, например, «я вижу что тебе тяжело и больно, но все равно рассказываешь о своих переживаниях и вызывает у меня чувства грусти, печали, что с тобой совершили то, чего не должны были и чувства восхищения, что не смотря на тяжесть переживаний ты находишь силы об этом говорить». Или другой пример,» я злюсь на твоего обидчика, ведь вместе заботы о тебе, он причинил тебе страдания, которые ты не заслуживаешь». Данные интервенции дает продуктивную поддержку для ребенка и некоторую опору и в понимании того, что есть взрослый, который на его стороне и готов поддерживать и принимать. Важным моментом является не давать оценочное суждение ни обидчику ни ребенку, а отнестись к ситуации эмоционально в здесь и сейчас. В здесь и теперь ребенок должен выразить свою злость обидчику через разные технические аспекты, нарисовать его на песке, или на листе бумаге, или слепить, а потом сделать с ним что-то. Рассказать что злиться на него, или боится, или символически сломать изображение обидчика. В этом не простом месте необходимо поддержка и помогать ребенку найти слова, которые могут помочь ему сказать все, что он думает и чувствует. После выражение или иных действий с подделкой у ребенка вновь может появится уверенность в себе, появится ощущение собственной значимости, нужности а главное ощущение того, что не он виноват в том что произошло. Проживание полученного травматического опыта даст возможность снова ощутить себя и свои чувства, которые были заблокированы.  Возобновление доверия к взрослым даст возможность приобрести опыт принятие себя и  разграничение где я плохой а где меня считают плохим. Опознавания и реализация своих потребностей  даст возможность их удовлетворять. После глубокой и длительной работы с жестоким обращением  ассимиляцией и интеграции полученного опыта, терапевтические сессии могут быть прекращены если потребности в этом нет, либо частота встречи уменьшится. 

Владимир Петросян